(812) 644-88-00
пр. Римского-Корсакова, 57
«Санкт-Петербургская ФОО» филиал ФГУП «Московское ПрОП» Минтруда России

Пресса о нас

Газета "МК" в Питере"  7-14 июня 2017 года

"Нирвана" для детей, стр. 21


Еженедельник "Аргументы и Факты" № 23. Аргументы и факты-Санкт-Петербург 03.06.2015 г.

Спецтуфелька для Золушки , стр. 32


ГАЗЕТА "КОНТАКТ-ИНФОРМ" №4(233) апрель 2015 г.

Обеспечение инвалидов Санкт-Петербурга ортопедической обувью в 2015 г.


ГАЗЕТА «ТОСНЕНСКИЙ ВЕСТНИК» №78 18 октября 2014 г.

Сотрудничество, стр.2


ГАЗЕТА "КОНТАКТ-ИНФОРМ" №9(226) сентябрь 2014 г.

Обеспечение инвалидов Санкт-Петербурга сложной ортопедической обувью


ГАЗЕТА "КОНТАКТ-ИНФОРМ" №3(220) март 2014 г.

Обеспечение инвалидов Санкт-Петербурга сложной ортопедической обувью


ГАЗЕТА "КОНТАКТ-ИНФОРМ" №9(214) сентябрь 2013 г.

Статья «Вопросы обеспечения инвалидов Санкт-Петербурга ортопедической обувью» , стр. 3-5


ГАЗЕТА "СОЦИАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА: МЕДИЦИНСКОЕ ОБОЗРЕНИЕ"  №30(914) 13-19 августа 2013

Ортопедическая обувь – Петербуржцам и жителям Ленобласти , начало на стр.5


ГАЗЕТА "СОЦИАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА: МЕДИЦИНСКОЕ ОБОЗРЕНИЕ"  №18(902) 21-27 мая 2013 г.

В человеке все должно быть красиво: и душа, и мысли и обувь


ГАЗЕТА "КОНТАКТ-ИНФОРМ" №3(208) март 2013

Вопросы подготовки кадров для предприятий ортопедической сферы


ГАЗЕТА "КОНТАКТ-ИНФОРМ" №11(204) ноябрь 2012

ДЕТСКАЯ ОРТОПЕДИЧЕСКАЯ ОБУВЬ: дети вырастают, проблемы остаются


 

КОНТАКТ-ИНФОРМ №4 (197) АПРЕЛЬ 2012

ГАЗЕТА САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОЙ ГОРОДСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ ОБЩЕРОССИЙСКОЙ ОБЩЕСТВЕННОЙ ОРГАНИЗАЦИИ «ВСЕРОССИЙСКОЕ ОБЩЕСТВО ИНВАЛИДОВ»

Научно-популярная страница

 

СЛАБЫЕ ЗВЕНЬЯ В ОБЕСПЕЧЕНИИ ГОРОЖАН СЛОЖНОЙ ОРТОПЕДИЧЕСКОЙ ОБУВЬЮ

12 апреля 2012 года в ГАООРДИ состоялся «круглый стол» представителей общественных организаций инвалидов с руководством Федерального государственного унитарного предприятия «Санкт-Петербургская фабрика ортопедической обуви» Министерства здравоохранения и социального развития РФ (далее – Фабрика). «Круглый стол» был посвящен вопросам, связанным с обеспечением ортопедической обувью. А основной задачей  было – предложить  меры по повышению качества обслуживания и, как следствие, качества жизни людей,  нуждающихся в ортопедической обуви.

 Что же такое «ортопедическая обувь», и кто такие «нуждающиеся в ортопедической обуви»?

 Для того, чтобы было понятно о чём шёл разговор за «круглым столом»,  разъясним некоторые основные моменты. Ортопедическая обувь подразделяется на два вида:

- Малосложная обувь – это ортопедические изделия, предназначенные для предотвращения изменений стопы, ведущих к нарушению опорно-двигательного аппарата (плоскостопие, пяточные шпоры), у здоровых людей, находящихся в группе риска: спортсменов, а также людей, чья профессия связана с повышенной нагрузкой на стопу.

Как правило, к таким ортопедическим изделиям относятся и ортопедические стельки. При использовании малосложных ортопедических изделий следует тщательно относиться к подбору обуви. Лучше выбирать обувь повышенной полноты, так как использование узкой обуви при том, что в ней еще находится ортопедическая  стелька, приведет не просто к дискомфорту, но и существенно нарушит кровообращение стопы.

- Второй вид  ортопедической обуви — это сложная ортопедическая обувь. Согласно ГОСТ 23251-83, сложная ортопедическая обувь — это обувь, конструкция которой разработана с учётом индивидуальных патологических отклонений в стопе, голени или бедре.

Как видно из определения, такая обувь предназначена для людей, уже имеющих те или иные нарушения опорно-двигательного аппарата. Список возможных нарушений занимает десяток страниц машинописного текста (от «безобидного» плоскостопия до последствий серьёзного травматического воздействия в результате несчастного случая и последствий заболевания сахарным диабетом).

Сложная ортопедическая обувь должна обладать лечебным эффектом, выражающимся в полной либо частичной компенсации нарушенных (утраченных) функций опорно-двигательного аппарата и может использоваться только по назначению врача-ортопеда. По сути, сложная ортопедическая обувь относится к изделиям медицинского назначения и, как следствие, согласно действующим в Российской Федерации законам, к самой обуви и к её изготовителю предъявляется сложный комплекс требований, без неукоснительного выполнения которого сертификация изделий становится невозможной.

Итак, что такое «ортопедическая обувь», и кто такие «нуждающиеся в ортопедической обуви» мы определили. Пожалуй, единственное, что можно с сожалением отметить — количество людей, нуждающихся в ортопедической обуви, год от года растёт. Причин тому множество, но главная — неуклонный рост численности больных сахарным диабетом.

В результате дискуссии было выявлено, что основные проблемы, которые невозможно решить в краткосрочной перспективе, лежат в системе обеспечения сложной ортопедической обувью. Следует отметить, что часто комиссии медико-социальной экспертизы (МСЭ) не включают потребность изготовления сложной ортопедической обуви в индивидуальную программу реабилитации (ИПР) инвалидов.

 Но стоит подчеркнуть, что требования, которые предъявляются к изготовителю изделий медицинского назначения, включая сложную ортопедическую обувь, у государства достаточно серьезные. Поэтому ФСС, в свою очередь, предъявляет жесткие требования к пакету документов для оформления компенсации из бюджета РФ за самостоятельно приобретенную сложную ортопедическую обувь. Этот пакет документов со своей стороны должен предоставить продавец ортопедических изделий. Так,  у продавца в обязательном порядке должны быть сертификат или декларация о соответствии и регистрационные удостоверения на изготовленную сложную ортопедическую обувь. Во многих ортопедических салонах реализуется вроде  красивая обувь, которую, однако, нельзя отнести к сложной ортопедической, поскольку она не соответствует техническим условиям, предъявляемым к изделиям медицинского назначения, и не имеет необходимых  документов.

Фабрика – это крупный производитель сложной ортопедической обуви на Северо-Западе.

Фабрика создана в 1938 году в Ленинграде и вошла в историю как первая фабрика по изготовлению ортопедической обуви в Советском Союзе. И в настоящее время ФГУП «Санкт-Петербургская фабрика ортопедической обуви» остаётся крупнейшим производителем ортопедической обуви в России. Ежегодно Фабрика производит более 50 тыс. пар сложной ортопедической обуви. В Санкт-Петербурге и Ленинградской области, да и во всём Северо-Западном регионе она является единственным крупным производителем сложной ортопедической обуви.

Фабрика располагает высококвалифицированными специалистами, и, что особенно важно, — рабочими кадрами. Особенности производства таковы, что, несмотря на наличие самого современного производственного оборудования, большая часть операций по изготовлению выполняется вручную и освоить эти, зачастую весьма сложные операции, за короткое время невозможно, нужен опыт. Для пополнения квалифицированных рабочих кадров Фабрика сохраняет тесные связи с профильными учебными заведениями. Не менее ответственно относятся на Фабрике и к контактам с современной академической наукой.

Структура Фабрики включает в себя управление, производство, технологический отдел, отдел моделирования, отдел приёма и выдачи заказов.

Применяются два основных, отличающихся друг от друга, вида производства:

- Индивидуальное (по индивидуальным заказам) производство — каждый заказ носит индивидуальный характер, выполняется с высокой долей ручного труда опытными мастерами на универсальном оборудовании.

- Мелкосерийное производство, когда осуществляется выпуск определённой ограниченной партии малосложной ортопедической обуви.

Производственный комплекс состоит из закройного, швейного, колодочного, затяжного и экспериментального цехов. Приобретённое в последнее время новейшее оборудование для этих цехов существенно повысило технический уровень. Качество и функциональность будущего изделия закладываются при снятии мерки и выполнении слепка инженерами-протезистами.

В отделе моделирования Фабрики установлен  сканер для снятия параметров стопы, а также современное программное обеспечение для компьютерного моделирования ортопедической обуви. Модельеры Фабрики подчёркивают, что при соединении 3-х мерной программы моделирования с 2-х мерной отечественной «АСКО-2Д» открываются новые возможности решения различных задач в проектировании обуви.

 Главное – интересы заказчика!

Был отмечен положительный опыт СПбГБУ «Центр социальной реабилитации инвалидов Кронштадтского района» и Фабрики по организации выездной службы для снятия мерок у нуждающихся в изготовлении сложной ортопедической обуви. Некоторое время назад данная практика была прервана, однако недавно стороны договорились о возобновлении сотрудничества. Было  предложено, что по аналогичной схеме с Фабрикой могли бы взаимодействовать и другие центры социальной реабилитации, коррекционные учреждения и общественные организации.

В настоящее время на Фабрике применяются следующие формы обслуживания заказчиков:

1. Приём заказов на Фабрике ;

2. Приём заказов на дому, обслуживаются:

- инвалиды Великой Отечественной войны;

- инвалиды I группы, нетранспортабельные по медицинским показаниям 

- дети-инвалиды, нетранспортабельные по медицинским показаниям

3. Приём заказов в учреждениях и организациях.

 Ежедневно Фабрика принимает заказы на изготовление сложной ортопедической обуви. Каждый заказ требует индивидуального подхода и индивидуальной разработки конструкции сложной ортопедической обуви.

 Чем чревата покупка сложной ортопедической  обуви в магазинах?

Эмоционально обсуждался вопрос покупки готовой сложной ортопедической обуви в магазинах. Представители Фабрики и большинство участников «круглого стола» высказались категорически против данной практики...Казалось бы, столько трудностей: люди, имеющие нарушения опорно-двигательного аппарата,  которым зачастую очень сложно, либо невозможно самостоятельно передвигаться по городу, вынуждены, тем не менее, проделывать неблизкий путь в центр Санкт-Петербурга, чтобы снять мерки. Затем они должны иногда до двух месяцев ждать срока исполнения своего заказа. А во что обувать инвалида в период ожидания? При этом в расположенном рядом с домом ортопедическом салоне продаётся «ортопедическая обувь», которая, как заявлено, стоит дешевле!

Возникает вопрос: почему участники «круглого стола» высказались «категорически против» покупки готовой сложной  ортопедической обуви в салоне?

Только ли потому, что пациент,  нуждающийся в  сложной ортопедической обуви, не получит предусмотренную законодательством денежную компенсацию из бюджета РФ, если приобретет в магазине готовую обувь, не имеющую необходимых для изделий медицинского назначения документов? Вопрос этот настолько актуален, что обсуждение его перекочевало со страниц специализированной прессы на экраны телевидения.

Для  того, чтобы ответить на вопрос — почему против покупки готовой сложной ортопедической обуви так категорично высказались участники «круглого стола» - нужно рассмотреть несколько аспектов современной действительности:

- Аспект первый, медицинский; для иллюстрации приведём довольно обширную цитату:

«На круглом столе «Рациональная детская обувь», который организовали российские производители детской обуви «Зебра» и «Котофей» во время осенней выставки MosShoes, владельцы магазинов пытались вместе с медиками и обувщиками разобраться, какую обувь можно (и нужно) считать ортопедической, какую – профилактической.

«Круглый стол» прошел с участием профессора МГУДТ, доктора технических наук Сергея Киселева; ведущего ортопеда Российского детского ортоцентра, кандидата медицинских наук Ильи Кульгуськина; главного специалиста департамента образования Южного округа г. Москвы Виктории Сапрыкиной; генерального директора компании «Егорьевск-обувь» Сергея Сорокина; члена совета директоров ТМ «Зебра» Дмитрия Целых и генерального директора Национального обувного союза Натальи Демидовой. Вопросов к экспертам возникло не просто много, а очень много...

«Неужели у нас все дети настолько больные, что всем необходима ортопедическая обувь? – с таким вопросом обратился к аудитории ведущий врач Всероссийского ортопедического центра Илья Кульгуськин. - Нет. У нас 85% здоровых детей, которым специальная обувь не нужна»...

Естественно, из зала сразу последовал вопрос: «Что делать, когда приходят родители со словами: «Нас послали врачи». Мы же не медики, они нам не верят – мы же не люди в белых халатах?»

Ответ на вопрос потребовал обращения и к его предыстории, и к современной практике ввоза импортной детской обуви, и описания родительских стереотипов. Как заметил Сергей Киселев, действительно в сложившемся недоразумении есть большая доля вины врачей, проводящих обследование детей в образовательных учреждениях. Они драматизируют картину с больными детьми...

По мнению Сергея Киселева, ... часто диагноз «плоскостопие» ставят ошибочно. Дело в том, что в этом возрасте стопа уплощенная, что является физиологической нормой, к тому же на детских стопах достаточно толстый слой жировой прослойки, из-за чего на плантограмме даже здоровая ножка может выглядеть как нога человека, страдающего плоскостопием. Поэтому до 4 лет поставить точный диагноз может только очень и очень квалифицированный врач.

Слова С. Киселева подтвердил и Илья Кульгуськин, сказав, что они снимают диагноз «плоскостопие» у многих детей, которые приходят к ним в центр. Другой вопрос в том, что из всех получивших такой диагноз, проверить его решаются 35% родителей. А все остальные идут и покупают ортопедически безграмотную обувь. Для полного понимания – во Всероссийский ортоцентр обращаются только 35% родителей детей с диагнозом «плоскостопие», и плоскостопия не находят у 28%...»

От себя добавим, что случаи, когда заботливые родители в профилактических целях «прописывают» своему чаду ортопедическую обувь, мол «не повредит», - не редки.  Так вот — повредит, а в отдельных случаях — серьёзно повредит! К тому же, неверно подобранная ортопедическая обувь может превратить безоблачное детство в кромешный ад! Для правильного развития стопы здорового ребёнка вполне достаточно использовать «рациональную» детскую обувь, изготовленную известными отечественными производителями. И главное, не забывать периодически посещать с ребёнком врача-ортопеда.

Но чего же не знают родители? Обратимся опять к материалам круглого стола «Рациональная детская обувь»:

«- Обычно левая и правая нога имеют одинаковую длину, но иногда разница в длине может достигать 6 мм, поэтому примерку следует начинать с большей ножки.

- Вечером ноги чуть-чуть больше, чем утром: на 5% больше по объему, на 3 мм длиннее (поэтому рекомендуется примерять обувь вечером).

- Когда ребенок стоит, его стопы больше, чем в положении лежа или сидя, поскольку под тяжестью тела стопа удлиняется, поэтому все измерения и примерки можно делать только стоя!

- При движении нога становится длиннее, и с каждым шагом пальцы ног сдвигаются немного вперед. По этой причине стелька в обуви должна быть минимум на 10 мм длиннее стопы».

Расходы на производство обуви такие же, как на производство взрослой обуви. Поэтому качественная детская обувь не может быть дешевой.

В прошлой публикации, Джамиль Гиниятуллов, директор ФГУП «Санкт-Петербургская фабрика ортопедической обуви», рассказывал о случае, когда ребёнок носил ортопедическую обувь с жёсткими берцами (специальная деталь, которая вкладывается между подкладкой и верхом обуви для поддержки стопы при отвисающей стопе и параличе мышц голени), при том, что у него всего лишь было плоскостопие!

«Поэтому, делая выбор – носить стандартную обувь с ортопедическими стельками или ортопедическую обувь, важно, чтобы этот выбор делал не пациент, а опытный квалифицированный врач-ортопед. Ведь в салонах продается разная обувь, как правило, ортопедическая обувь китайского производства на подбор и, что интересно - зачастую, эта «ортопедическая» обувь стоит дешевле, чем индивидуальные  ортопедические стельки, предлагаемые там же на заказ! За счет чего?»

Действительно, заходим в ортопедический салон, обращаем внимание на цену детской обуви: ортопедические ботиночки стоят 1200 рублей, ортопедические стельки на заказ - 3000 рублей. Странные, следует сказать, цены — что это за «ортопедическая» обувь, которая дешевле ортопедических стелек, то есть целая пара обуви дешевле одного элемента?

Продавцы салона уверяют, что комплект обуви плюс стельки вполне соответствует определению «ортопедическая обувь».

В сухом остатке, если посчитать, получается: купить в салоне обувь и стельки, обойдётся около 5 тыс. рублей. Причем эффективность готового комплекта весьма сомнительна.

- Аспект второй, качественный. Для его освещения  вернёмся к материалам круглого стола «Рациональная детская обувь», прошедшего  во время осенней выставки MosShoes:

«… «Мы прошлись по выставке, - рассказывает Сергей Киселев, - ростовка ставится произвольно, в некоторых моделях турецкой обуви отклонение от штихмассового размера доходит до 12 мм. Задник в обуви не просто должен быть высоким, он должен быть хорошо отформованным, плотно охватывающим пятку. Из-за излишне широкой пяточной части обуви нога болтается, как пестик в ступке. Так называемые «супинаторы» - выкладки внутреннего свода не только слишком высокие, они еще и расположены в неправильном месте и только мешают ребенку».

Действительно вопросов, связанных с ввезенной обувью, до сих пор остается очень много. Чтобы произведенную в России обувь сертифицировать как ортопедическую, надо пройти очень много инстанций, оформить большое количество документов. Но от иностранных производителей никто этого не требует.

Поэтому и родителям, и продавцам нужно объяснять, что в России те марки, которые заявляют о себе, как об ортопедической обуви – чаще всего не сертифицированы должным образом...

… В итоге пришли к выводу, что ортопедическая обувь – та, которая изготавливается индивидуально по направлению врача-ортопеда для детей с имеющимися деформациями, дефектами и патологиями стоп.

Профилактическая – это обувь массового производства, которая дает возможность правильно расти детской ножке. Приставки «орто» рядом с массовой обувью быть не может. Как заявил генеральный директор компании «Егорьевск-обувь» Сергей Сорокин: «Мы трудимся по ГОСТам. Мы не пытаемся заработать на модных приставках. Наш принцип – не навреди!»

С 1 января 2005 года в силу вступили новые нормативные документы, определяющие особенности обувных ортопедических изделий. Основным нормативным документом является ТУ 8820-037-53279025-2004 - «Обувь ортопедическая», где указаны параметры изготовления сложной и малосложной ортопедической обуви, общие понятия, определения, требования к назначению, надежности, технологичности, конструктивные требования, требования к сырью и материалам для изготовления изделий и другие не менее важные нормативы.

В отличие от обычной обуви, при изготовлении ортопедической обуви на каждое изделие используют индивидуальную колодку, которую делают по обчерку стопы или по гипсовому слепку. Изготовление ортопедической обуви должно осуществляться по назначению врача и под его контролем.  

Обувь в соответствии с ее функциональным назначением, должна включать специальные жесткие детали, специальные мягкие детали, специальные металлические детали, межстелечные слои, специальные детали низа и прочие специальные детали.

Возможно, читателю данной статьи может показаться, что авторы её слишком усердствуют, повторяя одно и то же на различный лад. Такое мнение, в некоторой степени не лишено основания. Но до той поры, пока существуют те, кто не верит в маслянность масла, приходится твердить: масло — масляное! Сложная ортопедическая обувь - это обувь, изготавливаемая по рекомендации опытного врача-ортопеда, по индивидуальным меркам, с учётом всех индивидуальных патологических изменений пациента (именно пациента, а не покупателя), в строгом соответствии с  ТУ 8820-037-53279025-2004. Только такая, и никакая иная!

- Аспект третий, социальный. Данный аспект, пожалуй, смело можно разделить на несколько важных подразделов:

- Первый, несомненно, самый важный - забота об инвалидах. Не фарисейские рассуждения, вроде - «Как же вас всех, бедняжечки, жалко...», а реальные действия, которые приводят к улучшению качества жизни тех, кому и так в жизни многое даётся непросто.

И здесь, по здравому размышлению, нерационально перекладывать задачи, нуждающиеся в разрешении, исключительно (в данном контексте) на плечи производителя ортопедической обуви. К примеру, ту же проблему, для многих - действительно очень сложную в решении, когда для снятия мерки обуви инвалиду необходимо лично явиться на Фабрику, скорее проще решить районным центрам реабилитации инвалидов, либо сотрудникам районных поликлиник, нежели «дублировать» их отделения на предприятии. Казалось бы, трудно придумать что-то  проще, нежели осмотр пациента по месту жительства опытным врачом-ортопедом из районной поликлиники и, там же снятие мерки техником для изготовления сложной ортопедической обуви. К сожалению, это действительно, только «казалось бы», поскольку опытных врачей-ортопедов в районных поликлиниках, мягко говоря, недостаёт.

Что же касается значительных сроков ожидания исполнения заказа, что же, таковы опять же реалии: процессы индивидуального моделирования сложной ортопедической обуви могут занимать весьма значительное время. Кроме того, нагрузка на производственные мощности имеет некоторую сезонность, связанную подчас не со сменой времён года, а к примеру, с особенностями проведения государственных конкурсов на заключение контрактов для обеспечения инвалидов и нуждающихся сложной ортопедической обувью.             Существует и второй социальный аспект, на наш взгляд, также весьма важный, даже, наверное,  стратегический аспект. Фабрика - это современное, экономически эффективное, непрерывно развивающееся предприятие, несомненно, вносящее свой вклад и в развитие экономики региона, а также вносящее немалый вклад в решение сложнейшей проблемы реабилитации инвалидов и в решение задачи помощи людям, испытывающим временные трудности со здоровьем: взрослым и детям, имеющим патологические отклонения в развитии опорно-двигательного аппарата.

Численность сотрудников Фабрики на данный момент составляет более 250 человек. В большинстве своём сотрудники предприятия - это не просто работники, а  квалифицированные специалисты. Впрочем, достаточно на предприятии и молодых специалистов, что обеспечивает, пожалуй, важнейшее - преемственность поколений, передачу опыта и знаний от старших к младшим.

Но, несмотря на все перечисленные преимущества, в случае принятия определённых скоропалительных административных решений, Фабрика не сможет составить конкуренцию потоку китайского ширпотреба. К сожалению, некоторое время назад, особенно в середине 90-х годов, безоглядное размахивание административным топором вошло в разряд явлений само собою разумеющихся. Но времена меняются, и мы искренне надеемся, что сейчас пришло время действительно взвешенных, тщательно выверенных решений, ориентируясь на опыт ортопедических предприятий в других цивилизованных странах, например, Германии.

Думается, участники «круглого стола» понимают это, как никто другой. Именно поэтому их вердикт по вопросу покупки готовой сложной ортопедической обуви в магазине звучал как - «Категорическиски против!»

Диалог продолжается

 В результате диалога представители общественных организаций приняли решение обратиться в Фонд социального страхования с целью оптимизации процесса получения ортопедической обуви инвалидами Санкт-Петербурга. В ближайшее время целесообразно провести подобный «круглый стол» с руководством Санкт-Петербургского регионального отделения Фонда социального страхования РФ.

Что же, диалог не закончен, работа движется, и  её ещё очень и очень много! Остаётся пожелать всем участникам «круглого стола» удачи и крепкого здоровья!

 

Виктор Шашко,

Елена Сафонова.


 

КОНТАКТ-ИНФОРМ №3 (196) МАРТ 2012

ГАЗЕТА САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОЙ ГОРОДСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ ОБЩЕРОССИЙСКОЙ ОБЩЕСТВЕННОЙ ОРГАНИЗАЦИИ «ВСЕРОССИЙСКОЕ ОБЩЕСТВО ИНВАЛИДОВ»

ТЕХНИЧЕСКИЕ СРЕДСТВА РЕАБИЛИТАЦИИ – КАЖДОМУ ПО ПОТРЕБНОСТИ

В середине февраля состоялся президиум правления Санкт-Петербургской городской общественной организации «ВОИ», в рамках которого был проведён «круглый стол» по вопросам обеспечения инвалидов техническими средствами реабилитации. В его работе, кроме членов президиума, участвовали: Г.В. Колосова, заместитель председателя Комитета по социальной политике Санкт-Петербурга, С. Б. Зубрилина, главный помощник депутата Законодательного собрания Л.А. Костиной , А.В. Образцов, заместитель управляющего СПб региональным отделением Фонда социального страхования РФ; Д. Р. Гиниятуллов, директор ФГУП «Санкт-Петербургская фабрика ортопедической обуви»; Е.М. Сафонова, заместитель директора фабрики по общим вопросам.

По итогам встречи заключены соглашения:

1. «О взаимодействии ГУ – Санкт-Петербургского регионального отделения Фонда социального страхования РФ и СПб ГО ООО «ВОИ» в целях формирования системы общественного контроля за оказанием государственных услуг инвалидам»

2. «О проведении Региональным отделением Фонда социального страхования РФ и Региональной общественной организацией инвалидов «ВОИ» совместных мероприятий по созданию условий беспрепятственного доступа инвалидов и иных маломобильных групп населения в здания и помещения Регионального отделения Фонда социального страхования РФ и его филиалов».

Региональное отделение Фонда социального страхования РФ создало Комиссию по рассмотрению обращений инвалидов и контролю качества, предоставляемых исполнителями государственных контрактов изделий. От СПб ГО ООО «ВОИ» в состав Комиссии вошли Т.Г. Зайцева, начальник орготдела СПб ГО ООО «ВОИ» и И.П. Цветкова, председатель Петроградской местной организации СПб ГО ООО «ВОИ».

Следует подчеркнуть, что на встрече шёл неформальный, очень живой разговор, поскольку обсуждаемые вопросы затрагивают насущные интересы многих горожан. С одной стороны, инвалиды стали заложниками федерального закона № 94, а с другой стороны – растут потребности. Как разрешить эту коллизию? Об этом и шёл разговор.

На чаше весов цена и качество изделий

Леонид Фионин, председатель СПб ГО ООО «ВОИ»:

– Артём Сергеевич, до какой поры при проведении конкурсных процедур основным критерием будет стоимость изделия?

Представитель ФСС: 

– Закупки осуществляются в соответствии с законом № 94, и иного способа размещения в настоящий момент нет. Если говорить о конкурсных процедурах, существует несколько подходов, тем не менее основным критерием будет цена. Если говорить о пропорциях, то 80% при определении отдаётся цене, а 20% для других критериев.

Также существуют аукционы, при которых главным критерием опять же является цена. Но могу сказать, что в настоящий момент рассматривается закон о федеральной контрактной системе. Естественно, новый закон не отменяет такой критерий как цена. Однако, насколько, мне известно, этот критерий не будет определяющим. Вообще, тяжело, конечно, законами подвести всех под один стандарт.

Ольга Вагнер:

– Если бы качество было как параметр – это одно. А здесь цена – что хочешь, то и делай! Поставщик должен уложиться в цену, просто технически, по сырью. Он не думает о качестве, ему не создали условия для мыслей о качестве.

Галина Колосова:

– Дело не только в критерии, а в том, что отсутствует отечественная индустрия сложных технических средств реабилитации. Вы хотите изделий импортного производства, которые дорого стоят. К сожалению, в программе «Доступная среда» это не нашло отражение. Это должно быть на федеральном уровне обосновано в виде развития отраслей реабилитационной индустрии.

Людмила Клепикова:

– А почему нет компрессионного трикотажа?

Представитель ФСС:

– Разработана классификация. Что-то исключено, что-то расширено. Минздравсоцразвития довёл до нас перечень технического сырья, в который компрессионный трикотаж теперь не входит.

Галина Колосова:

– Ещё существует проблема выдачи абсорбирующего белья. Так сложилось, что пунктов выдачи недостаточно.

Представитель ФСС:

– В 2010 году было 20 тыс. получателей, в 2011 – 25 тысяч. В этом году прогноз – не менее 30 тысяч получателей. В соответствии с документацией было прописано условие об обязательном наличии у поставщика 18 пунктов, для того чтобы удовлетворить каждый район. Но даже 18 пунктов, на мой взгляд, недостаточно.

Леонид Фионин:

– Мы решим эту проблему и не только для членов ВОИ, но и для жителей района. Не могу гарантировать, что это будет в каждом районе, поскольку некоторые местные организации не имеют собственных помещений. Принимают людей в определённое время в помещениях, выделенных администрацией района. Но в принципе этот вопрос решён.

Татьяна Зайцева:

– Другая проблема: те, кто ухаживает за лежачими инвалидами, как правило, работающие. И им ни при каких обстоятельствах не получить абсорбирующее бельё, поскольку пункты выдачи работают до 17 часов. Суббота и воскресенье – выходные.

Представитель ФСС:

– Здесь существует единое требование – 8 часовой рабочий день и один выходной.

Анатолий Дониях:

– Я не пользуюсь услугами ФСС, потому что взять нечего, с учётом моего большого веса – это проблема! На костылях, изготовленных в частном порядке, передвигаюсь уже лет десять (это уже стало притчей во языцех). А на тех, что предлагают в ФСС, и до двери не дойду. Значит, надо где-то перерабатывать техническое задание. И колясок для меня нет, сколько не приезжал в Фонд.

Вообще, быть у нас инвалидом – это большая проблема, куда не кинь! Свою льготность подтвердить – кучу бумаг надо собрать! Причём пройти всё самому. Не могу посетить ни один бассейн: туда-то я прыгну, а как выйти из воды? Вот мы об этих вещах не говорим, а ведь это большая трагедия для людей, которые готовы что-то делать.

Представитель ФСС:

– Именно об этом и идёт речь в Соглашении. Там как раз предусмотрено участие общественности в разработке технического задания в соответствии с реальными потребностями инвалидов. То, что потом будет выставлено на конкурсные процедуры.

Леонид Фионин:

– Кстати, за всё время существования ФСС впервые руководство Фонда обратилось к нам с предложением вместе решать сложные вопросы. То есть им интересно то, что мы хотим видеть, чем хотим пользоваться. Новое руководство делает немного больше, чем этого требуют их инструкции. А это очень важно! И впервые наметилась позитивная тенденция в отношении

качества кресел-колясок.

Представитель ФСС:

– Да, у нас впервые техническое задание на коляски отвечает современным требованиям, и мы надеемся, будут соответствовать реальным потребностям инвалидов. Но есть обратная сторона этого вопроса – стоимость, о чём мы постоянно говорим, и соответственно, количество обеспеченных. Тем не менее мы считаем, что это единственный путь возможного развития. Выдавать кресла-коляски, которые ломаются через километр, недопустимо!

Людмила Крепикова:

– Что можно сделать на региональном уровне?

Галина Колосова:

– О расширении Перечня ТСР. У нас и так расширены меры социальной поддержки. Сегодня Комитет обладает ресурсом 3-4 млрд. руб. Из них 85% идёт в адрес граждан, 12% – на нашу подведомственную сеть. Мы настолько расширили меры поддержки, что теперь должны думать: где не развиваться. Я напомню, что у нас в степени риска не только инвалиды, но и многодетные семьи, по которым тоже много принято решений.

В любом случае Комитет финансов будет изыскивать средства на те инициативы, которые уже получили подтверждение. Инвалидам с детства – положительно решён вопрос, только не определён источник, чтобы им увеличить до 10 тыс. руб., как и детям с особыми потребностями. Поэтому мы готовы работать над Перечнем, но надо смотреть, если слишком затратно, то надо ставить какую-то перспективу. Но основной нюанс в федеральном Перечне, поскольку запросы растут.

Раньше и памперсы не выдавались, а сегодня 30% от бюджета Фонда идёт только на это, отчего страдают все остальные. Тем более, что ФСС не финансируется на 100% на ту потребность, которая необходима. Но мы не стоим на месте. По инициативе Фонда и губернатора с 2009 года направляем письма в Москву об увеличении финансирования.

О компенсациях. Правильно, в 2009-2010 годах разрешили 100-процентную компенсацию. Но люди начали покупать плазменные панели вместо обычного телевизора. Когда поняли, что нечем будет платить, ограничили компенсацию.

По вопросу конкурсных процедур (взять тот же 94й федеральный закон), Артём Сергеевич сказал, что рассматриваются новые законопроекты, которые могут повлиять, и вы тоже можете опосредованно или через комиссию обращаться в Думу, либо через руководство ВОИ. И если вы обратили внимание, пришло время, когда надо смотреть не только на какое-то расширение, но и на эффективность, адресную поддержку. Сегодня уже идут увеличения: пенсии, ЕДВ. Понимаю, что остаются люди, при среднем подходе, не удовлетворенные. Но по сравнению с тем, что было, стало намного лучше. Сейчас мы уже предъявляем претензии к качеству. Работать над этим надо. Но нельзя забывать, что трудоспособного населения становится меньше, которое должно содержать всех, кто получает пенсию. Федеральный бюджет тоже размышляет над тем, в какое русло направить деньги в первую очередь.

Когда город примет на себя эти обязательства, особо радужных перспектив тоже не следует ожидать. Просто передадут полномочия исполнять, а деньги будут те же. Город окажется перед дилеммой: то ли сохранять ситуацию с невыполнением заявок, то ли решать вопрос – за счёт чего добавить собственных денег. У кого их взять? Дай бог, экономика будет развиваться, появится возможность вкладывать дополнительные деньги. А если нет, будем все перед дилеммой: куда их направить. Конечно, без вашего участия (как представителей общественности) не обойдётся. По каждой категории населения свои есть вопросы, претензии, которые надо решать. Пока такие вот перспективы, надо содействовать на местах, вместе работать над Соглашением, – резюмировала Галина Владимировна.

Сканер для стопы

Всегда были и остаются сегодня актуальными вопросы обеспечения инвалидов качественной ортопедической обувью и вопросы качества обслуживания горожан Санкт-Петербургской фабрикой ортопедической обуви. Эта тема также была предметом обсуждения среди участников «круглого стола». Предоставим им слово.

Леонид Фионин:

– Джамиль Расыхович, сегодня у людей нет возможности одновременно заказать две пары обуви. Приходится приезжать на фабрику дважды. Для отдалённых, пригородных, районов это очень серьёзная проблема!

Джамиль Гиниятуллов, директор ФГУП «Санкт-Петербургская фабрика ортопедической обуви»:

 

– Это вопрос к законодателю, мы лишь исполняем то, что прописано в законе. И в соответствии с договорами, которые заключаем по итогам конкурса. Там чётко прописаны все требования. Обеспечение обувью 2 раза в год было утверждено отдельным постановлением городского правительства. Это постановление можно бы и отменить, оно и для нас неудобно. Приходится выполнять двойную работу! Если в предыдущие годы мы принимали заказчика один раз и обеспечивали сразу двумя парами, то сейчас вынуждены принимать 2 раза, два раза сотрудники заполняют документы, два раза повторяется технологический процесс.

Представитель ФСС:

– Мы довели информацию до филиалов, чтобы направления на получение выдавались одновременно. Получить 2-ю пару заказчик сможет не ранее 6 месяцев после получения 1-й пары.

Леонид Фионин:

– Джамиль Расыхович, Вы можете сделать замеры сразу на 2 пары: на зимнюю и на летнюю обувь. Чтобы 2-й раз человеку приезжать только для получения?

Джамиль Гиниятуллов:

– Можем, по желанию заказчика. В данной ситуации, когда мы говорим, может ли он, немногие соглашаются. Поскольку человеку хочется определиться с моделями к конкретной дате и к погодным условиям. И, естественно, модели меняются. И заказчику, если срок для получения настаёт осенью, хочется определённую модель именно на осень.

Финансирование выделяется ежеквартально и неравномерно. За 4 года количество заказов увеличилось в 2 раза! Не знаю: то ли это результат качественной работы МСЭ, то ли – ухудшения состояния здоровья наших граждан? А деньги из года в год те же! Если раньше их хватало до конца года, то теперь – до июня. И начинается долгая переписка, жалобы заказчиков… К концу года какие-то деньги появляются, но за оставшееся время до завершения финансового года невозможно обеспечить обувью тысячи людей!

Сейчас мы стали делать сложную модельную обувь. В этом году купили несколько мобильных сканеров, и в дальнейшем закупим на все районы. Специалисты со сканерами будут выезжать на места, человек один раз поставит ногу – и параметры его ноги и патологии будут храниться в нашей электронной библиотеке. В дальнейшем перейдём на Интернет-общение: человек получил направление по Интернету, переслал нам, мы его патологию уже видим, по его желанию изготовили модель и отправили заказчику в коробочке. Через 2-3 года мы к этой технологии придём. Сегодня ведём переговоры с разными производителями программ. Это дорого, но будем изыскивать средства. Один сканер стоит около 500 тыс. руб. Но для того, чтобы он работал, надо человека ещё научить, а обучать некому. С этой целью мы пригласили немцев.

Детский вопрос

Галина Колосова:

– Около 70% новорожденным в Петербурге уже можно группу здоровья ставить. У нас увеличивается ортопедическая обувь

именно для детей! Мы сократили количество пар обуви до 2-х, чтобы регулировать процесс. В два раза увеличили финансирование этой статьи за последние 3 года.

Джамиль Гиниятуллов:

– Как-то на совещании в Комитете по социальной политике матери детей-инвалидов обсуждали ситуацию с обеспечением ортопедической обувью детей через салоны и магазины. В этой связи хотел бы предупредить, что есть угроза для детей в некотором смысле. Детская ортопедическая

обувь специфическая, её пропаганда должна быть грамотной, по принципу «не навреди». Та же китайская детская обувь, которую показывают как образец, может быть красивой. Но обёртка не является сутью вещи. Мы эту обувь сдали на экспертизу в отдел стопы НИИ имени Альбрехта. И получили такую резолюцию: «Данная обувь средняя по больнице, и главное – в конструкции не учтена ортопедическая стелька». Если положить стельку, то конструкция сама меняется, и верх ножки начинает деформироваться при росте, если постоянно носить обувь. Об этом же мало кто говорит!

В этой части надо быть очень аккуратными. Очень хорошо, что есть такая городская программа, надо привлекать специалистов, и конечно, работать со специалистами поликлиник, детскими ортопедами. Они тоже должны быть высокими профессионалами, – завершил выступление Джамиль Рассыхович.

 

Подготовил Виктор ВАРГАНОВ

 


КОНТАКТ-ИНФОРМ №3 (196) МАРТ 2012

ГАЗЕТА САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОЙ ГОРОДСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ ОБЩЕРОССИЙСКОЙ ОБЩЕСТВЕННОЙ ОРГАНИЗАЦИИ «ВСЕРОССИЙСКОЕ ОБЩЕСТВО ИНВАЛИДОВ»

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКАЯ ФАБРИКА ОРТОПЕДИЧЕСКОЙ ОБУВИ СЕГОДНЯ И ЗАВТРА

Здесь, 20 марта, прошла рабочая встреча Т.Г. Зайцевой, начальника орготдела СПб ГО ООО «ВОИ», и вашего корреспондента с руководителями фабрики. Обсуждены актуальные вопросы обеспечения инвалидов, в том числе детей, сложной ортопедической обувью. Состоялась ознакомительная экскурсия по отделам и производственным участкам.

Старейшее, единственное в Санкт-Петербурге, Ленинградской области и на Северо-Западе России предприятие по производству и обеспечению инвалидов сложной ортопедической обувью, сегодня находится на новом этапе развития. Здесь внедряются в производство компьютерные технологии диагностики и моделирования обуви. Впрочем, всё по порядку.

Первое впечатление в кабинете по приёму и изготовлению индивидуальных ортопедических стек. Мнение заказчика с ребенком говорит само за себя: «на прием попали без записи, в день обращения. Я два раза был у хирурга, два раза у ортопеда! Но здесь инженер-протезист Татьяна Анатольевна Гога в 100 раз больше дала информации, чем в детской поликлинике! Все замечательно, все сразу видно и понятно!» Доступность фабрики, как говориться, налицо. Есть и парковка для автомобилей, пандус во дворе дома (пр. Римского-Корсакова, 57).

Технические условия – закон!

Дальше знакомимся с работой отела компьютерного моделирования по заказам, с искусством индивидуальных мастеров цеха заказной сложной ортопедической обуви.

- Компьютерное моделирование активно входит в нашу жизнь, но еще применяем и ручное моделирование – комментирует Елена Михайловна Сафонова, заместитель директора по производству. – В ортопедии от ручного труда никуда не деться, поскольку здесь все очень индивидуально. Мы строго придерживаемся технических условий на сложную ортопедическую обувь, которые разработаны в России. Это для нас закон! К примеру, по ТУ на наружные и внутренние детали верха детской ортопедической обуви не должно применяться искусственных материалов. Мы используем натуральные кожподкладки, натуральные кожи для верха обуви.

У нас работает индивидуальные мастера по изготовлению особо сложной ортопедической обуви. Специалист назначает конструктивные особенности сложной ортопедической обуви, дает рекомендации. Но мастер в большей степени знает, что надо заказчику. Делает корректировку, ведет изделие от начала до конца. Особенно сложна в изготовлении обувь для первичных заказчиков – приходится делать ни одну примерку, поэтому ее изготовление занимает достаточно много времени.

Фабрика – пионер внедрения компьютерных технологий

– Над сокращением этого пути мы сейчас и работаем. Внедряем сканер для стопы и дугое оборудование немецкого производства, – поясняет Олег Викторович Бессмертный, заместитель директора по экономике.

– Если человек приходит с патологией, которая требует индивидуального изготовления сложной ортопедической обуви, гипсового слепка стопы, это занимает много времени, создаёт тактильные проблемы между людьми. Применение новой технологии позволяет избежать этих трудностей, значительно сократить сроки производства сложной ортопедической обуви и хранить параметры стопы клиента в электронном виде. В России и в Петербурге мы будем пионерами внедрения этой инновационной технологии. Мы хотим обследовать не только стопу, но и позвоночник, плечевой сустав, бедро и голень. С помощью нового оборудования сможем выявить и другие патологии опорно-двигательного аппарата.

«Не навреди» – таков должен быть основной принцип сообщества врачей и мастеров ортопедов.

– В Германии человек получил ортопедическую обувь – идёт к реабилитологу, который даёт рекомендации, при необходимости назначает физиотерапию и массаж, – говорит Джамиль Расыхович Гиниятуллов, директор фабрики. – Потому что не всегда ортопедическая обувь, которую ты надел сейчас, даёт сразу положительный эффект. Больные места могут воспаляться, и нужна своевременная терапия. К сожалению, у нас такой маршрут этапов оказания ортопедической помощи не практикуется, нет этого и в ИПР.

Вот, однажды едем с коллегой из Германии домой к ребёнку, которому назначили ортопедическую обувь с жесткими берцами (специальная деталь, которая вкладывается между подкладкой и верхом обуви для поддержки стопы при отвисающей стопе и параличе мышц голени). Немецкий ортопед считает, что ребёнку ортопедическая обувь с жесткими берцами вообще не показана, так как у него только плоскостопие. А он уже год ходит в этой обуви! Слава богу, наш коллега помог ему в тот момент: ношение данной ортопедической обуви запретил, изготовили ему сандалии с соответствующими стельками. И ребёнок сейчас нормально себя чувствует.

И мне жалко тех мамочек, которые приобретают ортопедическую обувь в салонах. Почему они не думают о детях? Почему некоторые врачи-ортопеды отправляют родителей в салоны, где, как правило, продаётся китайская обувь на подбор? Надо помнить, что ортопедическая обувь – изделие медицинского назначения. Салоны надо прежде всего сертифицировать!

Сейчас в городе наблюдается настоящий бум на так называемые индивидуальные ортопедические стельки. Стоят они 3 тыс. руб. А наша обувь в зависимости от патологии, стоит 4-5 тыс. руб. Потом инвалиды к нам приходят и жалуются: от этих стелек у нас ноги болят. Правильно, потому что стопа содержит много кровеносных сосудов. А салонные стельки делают без учёта патологии человека. В лучшем случае их подгоняют под обувь, а деформации вообще никто не смотрит. В результате после нескольких дней ношения таких стелек человек получает осложнение, потому что перекрываются кровеносные сосуды.

И поэтому надо, чтобы в каждой районной поликлинике был хорошо оснащённый кабинет врача-ортопеда – вот тогда никаких проблем не будет. Вот о чём надо говорить сегодня! Сейчас на новом этапе развития нам важно, чтобы была площадка для диалога, чтобы были отклики тех людей, которые пользуются нашей продукцией. И одной из таких площадок может стать газета, – резюмировал Джамиль Гиниятуллов.

 

 

Полуботинки мужские